Морана (morraine_z) wrote,
Морана
morraine_z

И снова о Темном Властелине

«Неизвестно, что его подвело – сила его таланта или полное незнакомство с вопросом, о котором он писал…» (с)

 

Сегодня в качестве объекта для разбора выступает милая детская книга Юрия Томина «Шел по городу волшебник». (Я уже писала на эту тему вот здесь и здесь). Я как-то упомянула ее в разговоре с дочей, и та загорелась идеей прочитать про волшебные спички. И мы почитали.
Итак, главный злодей – мальчик с глазами, горящими голубым светом. Он первым нашел коробок волшебных спичек, и распорядился им несколько иначе, чем главгер – Толик. Сначала Мальчик (Томин не расщедрился на имя для него) загадал сто порций мороженого.  Затем – забыть папу и маму. Вообще, у него было много родственников – с его собственных слов: «Я потратил целых десять спичек, чтобы забыть всех. Я — волшебник. А они мне только мешали. Мне не нужны ни друзья, ни родственники». А затем Мальчик пожелал миллион коробков и принялся их пересчитывать. «Я не верю никому, даже волшебным спичкам». Пересчитав их, мальчик создал себе свой собственный мир («Домен», подумала под влиянием параллельно читаемого «Князя Тишины»). Этот мир находился во Вчера. Там были: парки (в том числе и аттракционов), дворцы, магазины, и собственно дом мальчика в сорок четыре этажа. Еще там было море, катера, чтобы кататься по нему, удочки, чтобы ловить необыкновенно послушную рыбу, которая никогда не срывается с крючка и не бьется на песке, пытаясь скатиться в воду. Мальчик занимался тем, что ловил рыбу, завтракал, тщательно придумывая чтобы такого новенького попробовать, а затем ходил по пустым комнатам своего дома и заполнял их самыми разнообразными игрушками. (Нигде не отмечено, чтобы он в них играл; говорится, что он собирался поставить рядом еще один дом и наполнять его).
Мальчик был в этом мире совершенно один, если не считать робота, которого создал для того, чтобы охранять Толика.  Этот красавец украл у него спички, но ни разу за все то время, что тратил их, не задумался о том, как бы он сам поступил на месте обворованного.
А Мальчик нашел его и забрал к себе. Вместе с подвернувшимся под руку Мишкой, другом Толика. Толика Мальчик назначил на роль своего друга. «Когда ты будешь готов стать моим другом», сказал он. – «Робот приведет тебя ко мне, и я подарю тебе дворцы, катера и игрушки». Пока Толик еще не определился, он жил в копии Дворца Пионеров, где всюду стояли вазы с разнообразными сластями. То есть друг – это тот, кто дарит катера и дворцы. А второй друг – это тот, кто во всем слушается того, дарит катера и дворцы.
Иначе его превратят в червяка.
Роль Мишки еще более незавидна. Он пленник, который должен признать Мальчика великим волшебником, и тогда его, может быть, отпустят домой. Но Мишка, как настоящий пионер, отказывается это сделать.
Томин не удержался от того, чтобы не испортить неплохую, в общем-то, книгу, с вполне достоверно выписанным Темным Властелином, морализаторским эпилогом:

«А лентяи и жадины, и вообще все, кто мечтает прожить жизнь ничего не делая, должны знать: во вчерашнем дне они — желанные гости. Там их ждет мальчик с голубыми глазами, о котором мне вспоминать настолько противно, что я даже не хочу рассказывать, кто он и откуда взялся. Ведь он сам пожелал забыть своих родных и друзей, чтобы ни с кем не делиться своим богатством. Так стоит ли о нем вспоминать?»

За педагогическим пафосом, как всегда, прячется ложь. Томин совершенно очевидно НЕ ЗНАЕТ, кто он, Мальчик с голубыми глазами, откуда он взялся и почему он пожелал забыть своих друзей.
А я могу сказать о нем пару слов, и это будет правда, только правда и ничего, кроме правды ;).

 

 

Начнем сначала. В чем вина Мальчика, почему он – отрицательный герой? Что он такого сделал? У него был миллион коробков с волшебными спичками. Он мог перевернуть весь мир. Сделать СССР главной державой мира (и тогда он, разумеется, стал бы главным положительным героем ;). Он мог не забыть своих родственников, а, подобно Толику, заколдовать их так, чтобы они целовали песок, по которому он ходил. Он мог стать Генсеком СССР или ООН. Он мог сделать так, чтобы люди никогда не воевали, позабыли про болезни, или, наоборот, напустить на них мор и чуму.
Вместо этого он забыл своих родителей и убежал во вчера, где бродил в одиночестве по дорожкам своего прохладного парка.
Все, чего он хотел – чтобы его оставили в покое. Его мир был очень тихим, что неоднократно подчеркивается. Да и родителей просто так не забывают. Как сказала Роза Марена героине одноименной книги, которая с трудом удержалась от того, чтобы выпить воду забвения: «Тебе о многом хочется забыть? В твоей жизни было много боли?». Попробуем логически установить, основываясь на словах и поступках самого Мальчика, почему же ему хотелось забыть родителей. Задача облегчается тем, что в данном случае герой находится в том возрасте, когда самостоятельно разработанные паттерны поведения еще минимальны. Дети повторяют в общении те образцы, что видят дома. И забыть родителей, которых надо беспрекословно слушаться, иначе превратишься в червяка; родителей, которые откупаются подарками, считая вещи выражением чувств; родителей, которые врут бесперечь (и поэтому человек перестает верить всем, даже миру) – забыть таких родителей хотел бы, я думаю, каждый. Проблема в том, что это – не выход, но сейчас мы не об этом.
Томин часто подчеркивает, что Мальчик – жадина, что он не хочет ни с кем делиться, что и Толика он выбрал именно потому, что тот – тоже жадина. Кого у нас называют жадиной? Того, кто не хочет отдавать свои игрушки кому попало на детской площадке, как бы громко тот не орал. Не хочет отдавать их сестре или брату. Между прочим, это естественное человеческое желание. Человек имеет право на что-то свое и не обязан этим делиться. В те времена этот «дележ» осуществлялся в добровольно-принудительном порядке. Книга вышла в 1963 году. До абсолютного ничего на полках магазинов оставалось еще двадцать лет, но магазины в СССР никогда не блистали большим ассортиментом и изобилием товаров. Для Толика самым желанным деликатесом является консервированный ананас. И, видимо, у Мальчика часто отбирали то малое, все, что казалось ему своим, раз он создает дворцы за дворцами и наполняет их игрушками. Теперь мы знаем по опыту, что изобилием вещей душевную пустоту не заполнишь, но ведь с другой стороны – «голодной куме все хлеб на уме».
 То, что Мальчик сам не играет в наконец-то полученные игрушки, говорит о том, кстати, что несмотря на тяжелые психические травмы, его личность продолжает развиваться. Он уже не играет тем, что есть – он создает что-то новое. Пока пусть только копируя уже известное.
Еще раз – что во всем этом плохого?
Ах да, у нас в анамнезе  еще похищение человека, то есть двух человек и собаки. Даже ярко выраженный шизоид (а перед нами явно представитель данного психотипа, последним самым ярким штрихом к портрету является любовь к рыбалке*) нуждается в общении. Ему показалось, что Толик похож на него, и что вместе им будет хорошо. Что же касается откровенно садистских замашек – а видел ли Мальчик какие-нибудь другие отношения?
 

 * «…Когда я написал “предпочитают одиночество”, я не имел в виду “любят одиночество”. Шизоид стремится к уединению, если ему трудно с определенными людьми, а не вообще стремится быть один. Шизоиды рады бы общению, но не доверяют многим, боятся ударов по психике. Поэтому сближаются они далеко не сразу. А значит, и не набирают большого круга общения.

Все же как-то они общаются. Больше с такими, как они сами, одиночками и больше по интеллектуальным интересам. Делятся своими идеями, ходят друг к другу в гости, засиживаясь допоздна, обсуждая отвлеченные проблемы, (…) Испытывая необходимость какого-то общения, шизоиды идут в библиотеки, сидят радом с другими людьми в читальнях, заходят в книжные магазины. Даже занимаются зимним подледным ловом (поодаль такой же сидит у проруби, и на уровне бессознательного в голове крутится: все же не один сижу)».

А. Егидес. Как разбираться в людях

 

 

 

Tags: ТВ, думки, творчество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments