June 26th, 2010

эльфка

Лопата

Читаю тут подборку детсадовских воспоминаний разных людей, которую сделала Чеди Даан. И вспомнилось кое-что свое ;).
В рассказе содержатся элементы жестокости и насилия, так что слабонервным лучше не читать.

У меня было два садика: один обычный, ведомственный, который дали папе и ради которого он уволился с завода, где работал инженером. Второй был садиком для детей, чьи родственники болеют туберкулезом. Здесь было усиленное питание, настоящая спальня (ведомственный садик находился в чьей-то конфискованной, по-видимому, квартире, очень большой… но все же на тихий час мы доставали из кладовки раскладушки). Из недостатков «туберкулезного детсада» была большая текучесть детей. Срок пребывания здесь был ограничен; если у ребенка не проявлялось, слава богу, признаков туберкулеза, его отправляли в его обычный сад, а если проявлялись – то он уезжал в детский санаторий. Именно там я как-то устала дружить. Однако, друзья у меня там все же были. Это были два мальчика, один постарше, другой мой ровесник.
Но рассказ будет не о них. У меня бывает такое настроение, что совершенно не хочется ни с кем общаться. Дети очень чутки друг к другу; и в то утро я облюбовала себе кучу песка за кустами (привезли для песочницы, лишнее высыпали у забора), а мои други тактично играли с другой стороны кустов. Я слышала их голоса, и они знали, что я их слышу, и мне было очень приятно. Однако они заигрались и убежали, и тогда появился он.
Это был мальчик из новеньких, к которому я не испытывала никакого интереса. Он огляделся и сказал:
- Давай поиграем.
- Нет, - сказала я. – Я не хочу играть с тобой.
- Тогда я буду играть сам, - сказал он, уселся и стал возить свои машинки.
- Нет, - сказала я. – Я хочу играть одна. Уходи.
- Сама уходи, - отрезал он.
Я посмотрела на него в гневе. И тут он произнес фразу, которая определила дальнейший ход событий. Он гаденько улыбнулся и сказал:
- Че вылупилась? Давай, поплачь чистой женской слезой и вали отсюда.
Совершенно очевидно, что он повторял услышанное где-то в семье. Однако он забыл, что он не дома.
Детские лопатки в те времена делали не из безопасной яркой пластмассы, а из той же стали, что и саперные. И красили в тот же маскировочный серо-зеленый цвет. Я ударила его лопаткой по голове, и он упал. Видимо, острый край лопатки рассек ему висок, потому что полилась кровь. Я не хотела его убивать, я хотела, выражаясь более взрослой формулировкой Гоши, «чтобы он знал – на силу всегда найдется другая сила». Однако он лежал как мертвый. Я его потрогала, потрясла на всякий случай. Если бы он очнулся, я бы помогла ему. Но он не очнулся, и я решила, что он умер. Очень быстро и трезво я сообразила, что ему уже все равно, а вот если меня застанут здесь, то у меня будут очень большие неприятности. Я собрала игрушки, вытерла лопатку о траву, и вышла на площадку. Там я присоединилась к друзьям.
Но он, к сожалению, не умер. И, разумеется, наябедал воспитательнице. Этим он окончательно погубил себя в глазах детского сообщества – никто не любит стукачей. В отрывках, которые размещает Чеди Даан, люди часто упоминают, что у них одна из воспитательниц была «хорошая», понимающая и добрая, а вторая – плохая, злая и жестокая. Наверное, их так ставят, чтобы детей уж не замучать совсем. В тот день дежурила «хорошая воспитательница»; она потребовала от меня извиниться, на что я категорически отказалась, и больше не бить никого лопаткой по голове – так ведь и убить можно. Это я уже и сама поняла, и согласилась дать такое обещание. Которое, впрочем, сдержала – больше дураков лезть под горячую руку не нашлось.
Однако вечером воспитательница (уже другая) сообщила дедушке, который пришел меня забрать, о том, что я подралась с мальчиком. К моему счастью, мальчика уже забрали, и поэтому оценить размер повреждений дедушка не мог.
- Девочкам нельзя драться, - вполне добродушно сказал он мне.
- А мальчикам можно? Ты ведь дрался?
- Ну, Машенька, я последний раз дрался во время войны.
- Нет, дедушка. Если мальчикам можно драться, то и девочкам тоже. Я такой же человек как и ты, понял?
Дедушка решил зайти с другой стороны.
- Может, он с тобой заигрывал, - сказал он. – Мальчики так часто проявляют интерес к девочкам, которые им нравятся – за косичку там дергают… А ты сразу драться! Ты же всех женихов себе распугаешь!
Я представила этого убитого-лопаткой в роли своего жениха и содрогнулась.
- Мне такие пугливые не нужны, - сообщила я.
Слово «такие» здесь не было паразитом; оно четко обозначало «такие, как этот маленький подонок». Но дедушка этого не понял. Он покачал головой и решил на этом прекратить воспитательный процесс в виду его неэффективности.