August 28th, 2011

лицом

Техника

В Турции мы десять дней блаженно ползали по отелю, перекусывали в кибитке, ели бесплатное мороженое у детского бассейна, пили кофе и кушали пирожки в двух лобби-барах (в перерывах успевая ходить в столовую), а потом потребовали не только хлеба, но и зрелищ.
- Э, ну, - сказал наш папа. - Поедем покатаемся на квадроциклах, что ли.
Перед выездом всех теток и мужчин младше семнадцати лет, кто был за рулем, пригласили на инструктаж. (На каждом квадроцикле ехало по двое, потому что в этом случае ты платишь 65 баксов, а если один - то сорок). "Я тебя умоляю, не газуй на поворотах!"
"Какой у вас в Турции интересный подход к вождению".
И вот, трясясь по кочкам, я неожиданно вспомнила, что все это уже было. Правда, тогда трясло меньше, гусеничный тяжелый тягач, он поустойчивее квадроцикла будет. Фотка примечательна еще тем, что она символизирует собой переломный момент, кончину любительской черно-белой фотографии. Это 1995 год; и в этом году моя подруга с фотоаппаратом считалась наикрутейшей девушкой в лесу, она ходила и важно выставляла выдержку и диафрагму... с ней все хотели дружить и потом оставляли свои адреса и мольбы выслать фотографию. А уже следующей весной у всех были цветные мыльницы...
Но это я отвлеклась. Вернувшись в отель, я сказала:
-  Вернемся домой, я на права пожалуй сдам. Буду возить детей в садик, в школу, в Питер мотаться по делам...
Милый в ответ на эти слова повел себя как-то странно. Он молча сел на кровать и схватился за сердце.
- Ты че это?
- Маша, - сказал он. - Что случилось? Что в лесу сдохло? Восемь лет я говорю тебе, давай ты сдашь на права и будешь возить детей в садик и школу, и мотаться в Питер по делам.
- Я просто подумала, - сказала я, смутившись. - Почему я все время езжу на каких-то танках по непроходимой и ногами-то местности?