March 8th, 2013

весна

Пока мы рожали в условиях, в которых не будет рожать даже медведица...

Я рыдала, местами даже от смеха... Больше двадцати лет назад написано, но до сих пор актуально. И что я хочу сказать - за эти двадцать лет, все-таки, ситуация немного изменилась. Как только перестали сажать, выпихивать в космос и заграницу, тихой сапой выросли Мужчины. Кто-то - в прямом смысле, кто-то - над собой, потому что эволюционную изменчивость никто не отменял. Она была не нужна в стабильности, но тут она заработала.
Да, их немного. Но - тут я присоединяюсь к оратору - остальным не давать! Передачу в будущее этой тупиковой ветви генофонда надо остановить любой ценой. Хватит, наелись уже... запаха перегара...


Дорогие сестры!
Матери и дочери, жены и любовницы, работницы, колхозницы, интеллигентки!
К вам обращаюсь я, солдатки и матроски, старшинки и офицерки, генералки и адмиралки великой армии советских баб!
Подруги!
Родина – в опасности! Мы – у черты! И незачем бегать и искать, кто виноват. Ибо виноваты – мы! Многие годы мы были дуры. Под влиянием народных сказаний и картин Васнецова мы ждали милостей от мужика. И в процессе ожидания не заметили, что ждать уже не от кого, ибо мужик в стране исчез как класс. Потому что то, что вползает по вечерам в дом с перекошенной от митингов харей и урчащим желудком, не есть мужик! Это побочный продукт того, что мы строили.
Правда, раскопки показывают: мужик в стране был. Но самых лучших мы потеряли в гражданскую, самых достойных – в Отечественную. Последних нормальных мужиков правительство забросило в космос и выпихнуло на Запад.
С кем остались мы?
Пока мы здесь клали шпалы, месили бетон и рожали в условиях, в которых не рожает даже медведица, нас вели эти, которые, с одной стороны, конечно, не женщины, но с другой – назвать их мужиками значит плюнуть себе в лицо. Нам достались алкаши и депутаты, при одном взгляде на которых у кормящих скисает молоко. Они теперь дорвались до своих трибун и еще сто лет будут орать, плевать друг на друга и разбираться – кто какой партии, кто какой нации, а кто просто козел...
Девки! От этих ждать больше нечего. И пора понять: Родину продали не большевики, не троцкисты, не сионисты, не кооператоры. Ее продали все мужики! Это они продали нефть, лес, уголь и на эти деньги устроили всесоюзную пьянку, а чтобы добить нас окончательно, еще и борьбу с пьянкой.
Они предали нас! Они лишили нас улыбок! Сегодня наша баба улыбается, только если ей меньше трех и больше восьмидесяти – когда она еще ничего не знает и уже ничего не понимает.
И у них еще хватает наглости нами гордиться! Конечно, кое-чего мы добились. Одна из наших стала летчицей, другая – чемпионка по лыжам, потому что так и не смогла купить другой обуви. Третья удачно вышла замуж и занималась культурой за всех нас. Эти могут отдыхать.
Но остальным надо действовать!
Образовать всесоюзный союз баб! А лучше – фронт. И поставить перед ними ультиматум: или они дают нам власть – или мы им не даем!.. Эта мера в Древней Греции имела громадный политический эффект. Твердо договориться – и никаких. Исключение сделать для спецназа доброволиц с целью привлечения твердой валюты.
Пусть знают: время работает на нас! Благодаря науке скоро вообще можно будет обходиться без них, добиваясь того же эффекта, но без запаха перегара.
И чтоб прекратили эту гулянку в нашу честь Восьмого марта! в этот день от них особенно тошнит.
Все в наших руках. Не исключена коалиция с зелеными и голубыми. Эти не обманут, по крайней мере, не будут обещать...
Подруги! Вчера было рано, сегодня еще можно! Опираясь друг на друга, мы вылезем!
За нас – природа. С нами – дети. Потому что не с ними же они!
Мы пойдем другим путем. Ибо путь спасения страны прост. Это путь от бабы – к женщине.
Пройдем его – победим!

1991, (с) Михаил Мишин