April 12th, 2013

куколка

На пыльных тропинках далеких планет

... останутся наши следы!
Люди скоро поймут, что не в том счастье, чтобы "менять айпад каждые две недели" (с), и что можно, конечно, положить всю жизнь на то, чтобы в три горла жрать качественно потреблять. Мы существуем как вид восемь тысяч лет, что ли, а организовать процесс так, чтобы есть досыта, смогли только последние лет сто максимум. Люди должны успокоиться, пресытиться сытостью... А потом все-таки они поднимут голову от кормушки и посмотрят на звезды, обязательно посмотрят ;)



Картинка отсюда
весна

Простые радости, неотвратимость и снова индейцы

Я начала понимать недавно, что вызываю у людей (у некоторых) чувство обреченности, неизбежности и некой неотвратимости. Люди реагируют на зов Судьбы или того, что они ощущают как непреклонный рок, совсем не так, как это описано в романтических книжках. Да ну сейчас не об этом.
Просто я начала понимать, почему и как у них складывается такое ощущение.
- А давай блинчиков поедим, - сказала Вика утром, улыбаясь.
Я смотрела на нее, в теплом солнечном свете, спокойную, веселую, уверенную в том, что мы будем есть блинчики, и вообще мир - это такое место, где маленькие девочки едят блинчики со своими мамами, и понимала, что таки да, мы будем их есть. Эту уверенность сломать невозможно. Некоторые пытались, так я теперь все равно говорю то же самое. Но улыбаюсь, видимо, несколько жестче. И при этом обычно нежно и крепко держу собеседника за шею.
Поэтому, исключительно ради гуманизма и мира на всей Земле, я не стала спорить с самой идеей.
- Не, сейчас не получится.
- Почему?
- Потому что, дорогая, нет ни молока, ни яиц.
- Так сходи в магазин.
- Я не могу оставить тебя дома одну, а взять с собой не могу, потому что ты болеешь.
- А когда Рита придет?
- Ну, тогда…
- Тогда мы поедим блинчиков, - в радостном предвкушении сказала Вика.
В течение дня она деликатно не давала мне забыть о намеченном плане. Нет, она не ныла и не поминала об этом каждые пять минут. У некоторых людей есть врожденная ловкость в этих вопросах («Скоро обед – Значит, уже скоро придет из школы Рита! Ты пойдешь в магазин!, затем сестре, которая была не в курсе Великой Идеи: – Рита, а ты не хочешь прогуляться? В магазин!. Когда Рита пришла из магазина, наконец – Давайте уже готовить скорее, у нас все уже есть для блинчиков!).
Пока мы с Ритой готовили – мы решили еще ленивых голубцов наделать – Вика сидела на кухне и контролировала, чтобы мы не отвлеклись. То, что она занимается именно этим, было заметно по спокойному и внимательному выражению ее лица. Попутно, с глубоким пониманием людских потребностей, она развлекала нас, размахивая в воздухе ногами, надевая на голову сумки и всячески, в общем, привносила культуру в душный и смрадный процесс готовки. Когда сестра раздраженно сказала ей: «Мы тут крутимся, а ты ничего не делаешь!», Вика тут же смиренно сказала: «А что мне делать?». Я поставила ее разбирать ложки из посудомойки, и она начала их ронять. Я уже открыла рот, чтобы рявкнуть «Ты их нарочно роняешь!», и вдруг с ужасом вспомнила, как то же самое говорила моя мама. А у ребенка, между прочим, температура тридцать семь с половиной, и он только что разве колесом не ходил.
Я промолчала. Вика немножко похныкала сама с собой, слезла, подняла ложки и сложила их как надо.
Затем Вика съела два блина с вареньем и сказала, что пора ложиться спать. Я тут же вспомнила «воина Макимото»* и пошла с ней, хотя было еще часов семь. Прилегла с ней рядом, а она тут же и отрубилась.
Цель достигнута, фигли.
А мы с Ритой предались нехитрым радостям. Человеку, вообще, очень мало надо счастья. Сделать ленивых голубцов и съесть их, изнемогая от их восхитительного вкуса, а сверху еще блинами отполировать, с клубничным вареньем.

Под занавес еще одна семейная байка –

Collapse )