August 15th, 2013

серый жемчуг

В Багдаде все спокойно

Продолжение, начало здесь.

Подойдя ко стенам Икония, я увидела стоящим на стене в карауле собственного мужа. Если бы я увидела там Ктулху, я бы удивилась меньше. Наша армия, оказывается, встала спозаранку, и уже штурманула Иконий. Турков зарезали в их постелях – и мою сестру с ее мужем, увы, тоже.  Я решила пока что поговорить с Константином, а попутно обмозговать, куда же мне деваться теперь.
- Милый, - сказала я. – Я митрополита завалила.
- Умница, - сказал муж.
- Я ухожу в Багдад, - собравшись с мыслями, сказала я. – Я там ислам приму, я последнее время в православии как-то разочаровалась. Открою библиотеку там.
- А наш ребенок?
- Что – наш ребенок?
- Мне бы хотелось, чтобы он в православной вере был воспитан.
- Ну, окей. Я отдам его на воспитание в тот самый монастырь, где мы с тобой венчались.
- Это было бы очень здорово с твоей стороны, - согласился муж.
На том мы и расстались. Я сообщила регу, что митрополит мертв, и двинула на Багдад.
Для того, чтобы закончить сюжетную ветку о семейном почерке Кантакузинов, осталось рассказать немногое. Вскоре после того, как я покинула богоспасаемый город Смирна, мой племянник Родион предложил своей неверной невесте и ее мужу прогуляться в Алеппо за цацками (там была очень хорошая ювелирная лавка). Те согласились. Когда они отошли от ворот Смирны метров на двести, за поворот, Родион зарубил и нашего казначея, и, подумав, свою несостоявшуюся невесту. Вернувшись домой, он сообщил, что его спутников убили разбойники, а сам он успел убежать.
Подытоживая, хотелось бы сказать вот что.
Приобрел новый саван модной расцветки? Не терпится примерить, щегольнуть перед друзьями?
Пойди, насри в карман Кантакузину.

На этом собственно мы переходим к рассказу о замечательном городе Багдаде и приключениях бывшего смирнийского библиотекаря в нем и его окрестностях.

Collapse )
лицом

Не могу не

поделиться:

На обратном пути в районе высокорослой крапивы они нашли тела своих товарищей

Он начал доставать свою дубину и понял что у него её украли.

скала казалась не преступной
(*мрачно* Это просто следователь попался плохой..)

А инквизитор, погиб попытавшись отвести глаза.

Это был зрелый гном

И тут на стене появились два орка, один из них был больше других

Кони издали какой-то странный, усталый рев.

Затем из горы, прямо на гнома что-то начало вываливаться, я подбежал к нему, схватил и отнес в сторону. Это был небольшой пласт, а за ним… Гигантский кристалл!

- Нет. Я не понимаю эти надписи… Но… я чувствую, что-то… Рука вибрирует.

Прах канул на нашу империю, и я есть пыль

И вот всемером последний легион отправился к ближайшему порту, чтобы...


..целая армия гномов в содружестве с остальными народами выбежала из дыры в стене справа и решительными набегами по десяткам гномов и остальных представителей пытались забрать добычу себе.

На втором были какие-то линии, полосы. А! Это была карта! Но карта чего? Внизу было подписано: «Орк-Сарай» Отлично! Как раз, куда мы идем. – Я понял, это была карта.

Послышался хруст, говоривший лучше любых слов о том, что обладатель черепа мертв.
(эпично!)

Сестры обозлились друг на дружку, виня в этом каждая другую, и прибегли к древним темным силам – столь темным как мир хаоса, – поразили свои тела.

Но он пока ничего не видел, хотя глаза его были навыкате.