October 22nd, 2013

с книжкой

Цитата дня

Игори иногда наведывались в Мунц, хотя чисто теоретически считались Мерзостью пред Нугганом. Полли казалось: нет ничего дурного в том, чтобы при помощи частей тела какого-нибудь покойника сохранить жизнь трем-четырем людям, но, по словам отца Юпка, Нугган не хотел, чтобы люди просто жили, — он хотел, чтобы они жили праведно. Паства одобрительно мычала, но Полли знала наверняка, что среди прихожан были обладатели рук и ног, слегка не совпадающих по цвету или степени волосатости. Горы изобиловали лесопилками. Там бывали несчастные случаи. Быстрые и внезапные. А поскольку для однорукого лесоруба вряд ли найдется работа, пострадавшие находили Игоря, который делал то, что не могли сделать молитвы.
Девиз Игорей гласил: «Жизнь есть круговорот». Игори требовали уплаты не на месте, а, так сказать, в перспективе — и, честно говоря, это тревожило. Когда человек умирал, возле него загадочным образом появлялся Игорь и просил разрешения забрать те части тела, которые срочно требовались другим пациентам «в шпишке». Игори никогда не отказывались подождать, пока священник не закончит, и, по слухам, работали очень аккуратно. Тем не менее нередко бывало, что при появлении Игоря потенциальный донор пугался и делался ревностным адептом Нуггана, который предпочитал видеть свою паству целиком. В таком случае Игорь тихо и вежливо уходил — и не возвращался. Он больше не показывался в этой деревне или на этой лесопилке. Как и остальные Игори. Все в мире движется — или останавливается.
Насколько понимала Полли, Игори считали, что тело — всего-навсего одежда, только более сложного покроя. Как ни странно, так же думали и нугганиты.

Терри Пратчетт. Монстрячий взвод
куколка

Артур Конан Дойл. Приключения пирата Шарки

Здесь мы будем больше говорить о маркетинге, чем о творчестве создателя Шерлока Холмса.
И о том, как у нас оформляют книги в престижных, подарочных сериях. То, что редакторы при этом не раскошеливаются даже на художника, чтобы сделать обложку, я уже описывала. Но в этой книге наступил прямо-таки апофеоз лени и наглости.
В трех прочитанных предыдущих книжках имелись внутренние иллюстрации, черно-белые, ориентированные так же, как текст.
В этой книге мы то же видим картинки, но они все размещены так:

Collapse )
Артур Конан Дойл, как все мы знаем, не очень любил своего гения-детектива, но жил с его приключений; для души он писал о динозаврах и прочем, а также крутил столы, вызывая духов. Но, видимо, пираты были модной темой, и сэру Артуру пришлось высказаться и по ней.



Книга является сборником, первую треть которого составляют новеллы о пирате Шарки – «Удивительное приключение с губернатором», «Роковая борьба», «Прокаженный Шарки», где описывается его мучительная и бесславная гибель, и «Смерть знаменитого пирата Шарки». Да, Дойл, в отличие от многих, пиратов терпеть не мог, романтизировать их не стал, а главного героя вообще убил дважды, до того он ему был неприятен, видимо. Вторая треть озаглавлена «Морские рассказы», и в нее вошли: «Сундук с секретом», «Буйная Сарра», «Рассказ Джозефа Хабакука Джефсона», «Капитан Полярной Звезды», и «Человек с «Архангельска». «Сундук с секретом» имеет мистические мотивы и заставляет вспомнить другой, гораздо более известный сундук – Пратчеттовский. У «конандойловского» сундука нет ног, зато есть ЗУБЫ. Впрочем, в конце все объясняется более чем материалистически. «Капитан Полярной Звезды» несет в себе отчетливые отголоски «Франкенштейна», финальной его части; правда, у Конан Дойля за героем гонится не его взбешенное и отвергнутое детище, а как раз наоборот, безутешная возлюбленная, чьи чувства герой вполне разделяет и жаждет с ней соединиться. «Человек с «Архангельска», как можно догадаться из названия, показывает нам противостояние холодного и взвешенного английского характера и мятущейся, непознанной русской души.
И основную часть занимает повесть «Трагедия с «Короско», где – сюрприз! – большую часть действия занимают арабы на верблюдах, погони через барханы и мучительный этический выбор, принимать ли ислам, если иначе тебя расстреляют, или нет. Сама по себе повесть весьма занимательна. Герои собраны из всех значимых для цивилизации мест: это француз, англичане, американцы…
Один знаковый диалог я даже процитирую:
Collapse )
Мы видим, как Англия «ушла в запас», и потомки тех самых людей, что так уважали право хозяев вешать свои ставни настолько криво, насколько им заблагорассудится, уже развесили ставни по своим стандартам на половине земного шара…
Читая, я не разочаровалась в таланте Конан Дойля, которым если и не восхищалась никогда, то всегда уважала. Но, ребята, причем у нас арабы и пираты?
То есть становится ясно, что из богатого наследия Артура Конан Дойла собирали все, что можно было притянуть к теме, хотя бы для этого пришлось вытянуть уши произведению наподобие хобота киплингского слоненка.
Уф! У меня из этого набора остался только Вальтер Скотт, но я подозреваю, что он разделит судьбу Фенимора Купера. Хотя, поглядим ;)