July 15th, 2016

весна

Пратчетт. Патриот.

Мой любимый отрывок. Он довольно большой, но я каждый раз смакую каждое слово.

"— Что это такое? «Комитет по чрезвычайным ситуациям»? А это? ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИЗМЕНА? Речь идет о Витинари? Я не намерен выполнять подобные приказы!
— Можно взглянуть, сэр? — спросил Моркоу.
Волну заметила Ангва, в то время как остальные рассматривали ордер на арест. Уши вервольфа, даже когда он пребывает в человеческом облике, очень чувствительны.
Она вернулась к пристани и посмотрела на реку.
Вверх по Анку катилась пенящаяся волна в несколько футов высотой. Лодчонки подпрыгивали и взмывали в небо. Волна с плеском лизнула пристань и покачнула корабль Дженкинса. Раздался звон — где-то на борту грохнулась о пол тарелка.
А потом волна ушла, направляясь к мосту выше по течению. Минуту-другую воздух благоухал не ароматами анкских «мест-куда-порой-отлучаются», но морскими водорослями и солью.
Из рубки показался Дженкинс и перегнулся через борт.
— Что это было? Прилив? — спросила Ангва.
— Прилив был, когда мы причалили. — Дженкинс недоумевающе поскреб в затылке. — Ума не приложу, что это. Наверное, опять какой-нибудь феномен.
Ангва вернулась к остальным. Лицо Ваймса уже раскраснелось.
— Под бумагой ПОСТАВИЛИ свои подписи представители многих крупных Гильдий, сэр, — сказал Моркоу. — Практически всех, за исключением попрошаек и белошвеек.
— В самом деле? Ну так плевать на них! Кто они такие — отдавать мне подобные приказы?
От Ангвы не укрылось, как по лицу Моркоу скользнула тень боли.
— Гм-м… но кто-то ведь должен отдавать нам приказы, сэр. В целом. Не наше дело их себе придумывать. В этом вроде как… идея.
— Да… и все же… не такие приказы….
— И еще, я полагаю, подписавшие приказ являются выразителями воли народа…
— Эти-то недоумки? Выразители? Не пори чушь! Если бы мы ввязались в войну, нас бы всех ПЕРЕБИЛИ! И в результате мы остались бы с тем же, с чем и были, плюс…
— С правовых позиций ситуация вполне законная, сэр.
— Но это же… нелепо!
— Не то чтобы мы выдвигали против него какое-то обвинение, сэр. Наше дело — просто-напросто проследить, чтобы он явился в Крысиный зал. Послушайте, сэр, в последнее время вам пришлось нелегко…
— Но… арестовать Витинари? Я не могу…
Ваймс осекся на полуслове. До него вдруг дошло.
Ведь в этом весь смысл: если ты служитель закона, значит, ты можешь арестовать кого угодно. При этом нельзя заявить: «А вот его я арестовывать не стану». Ахмед на это презрительно фыркнет. А Старина Камнелиц перевернется во всех пяти своих могилах.
— Ну хорошо, убедили… — печально произнес он. — Распространи его описание среди всех стражников, Дорфл.
— Этого Не Понадобится, Сэр.
Толпа на пристани расступилась. По образовавшемуся проходу шел лорд Витинари, за которым поспешали Шнобби и Колон. Ну, или не Колон, но сильно смахивающий на сержанта, странно деформированный верблюд.
— Кажется, я уловил суть вашего спора, командор, — произнес лорд Витинари. — И прошу тебя исполнить свой долг.
— Мы всего-навсего обязаны препроводить вас во дворец, сэр. Позвольте, я…
— Надеюсь, ты собираешься надеть на меня наручники?
У Ваймса отвисла челюсть.
— С какой стати?
— Государственная измена едва ли не самое тяжкое преступление, сэр Сэмюель. Я ТРЕБУЮ, чтобы на меня надели наручники!
— Что ж, если вы так настаиваете… — Ваймс кивнул Дорфлу. — Надень на него наручники.
— А кандалов у вас случайно не найдется? — продолжал Лорд Витинари под звон наручников. — Все надо делать как следует.
Collapse )