August 6th, 2017

лицом

О любви к истине

Мудрецы поднимаются на небо и ныряют в самый ад - из любви к истине. Землю перестраивают из любви к прекрасному.
Шварц. Обыкновенное чудо.

Мы все знаем, что Дворкин - эта такая Йомеш нашего мира. Человек увидел и не смог развидеть, не смог выйти из этого божественного транса; так и горел всю жизнь.
Эпизод из ее жизни, который описывается ниже, всегда вызывал у меня восхищение. Итак, это был съезд лесбиянок, на котором докладчица (не Дворкин, другая тетенька) толкнула идею, поражающую своей новизной - что мужчины биологически ущербны и непригодны ни к чему по самой сути своей.
Дворкин была
а) лесбиянка
б) Люди, собравшиеся в зале, на тот момент оставались единственными, кто ее хоть как-то поддерживал. Ну, мужчины ненавидели Дворкин в принципе, благонамеренные матери семейств - потому что жить очень хотелось, феминистки - за излишнюю горячность и радикальность взглядов.
Так вот.
Дворкин встала и сказала: Вы знаете, я это уже где-то слышала. Про биологическую ущербность. И я хочу напомнить высокому собранию, к чему это приводит.
(Ну да, ко всему прочему она была еще и еврейка).

... Да что ты знал о любви к истине, мудрецы у него поднимаются в небо. Взять и вышибить у себя из-под ног последний клочок земли, на котором ты еще мог стоять...


Оригинал взят у a_dworkin_ru в Письма из зоны военных действий—Биологическое превосходство: самая опасная и смертельная идея в мире
Перевод главы "Biological Superiority: The World's Most Dangerous and Deadly Idea" из книги "Letters from a War Zone".

Оригинал перевода можно найти здесь.



Одним из обвинений, которое мне постоянно предъявляют женщины, под флагом феминизма защищающие порнографию в мизогинистских медиа, является то, что я якобы разделяю примитивную идею биологического детерминизма. В «Ненависти к женщинам» (1974) любой биологический детерминизм совершенно ясно отрицается; так же, как и в «Нашей крови» (1976), особенно в главе «Первопричина». Так же, как и в этой статье, опубликованной дважды: в 1978 году в журнале «Heresies» и в 1979 в «Broadsheet». «Heresies» был очень популярен среди женского движения в 1978 году. Мероприятие, описанное в этой статье, имело место в 1977 и стало довольно нашумевшим событием, а потому моя позиция по биологическому детерминизму – что я его не разделяю – в общем-то, хорошо известна в Женском движении. Проблема в том, что это эссе, как и другие в этой книге, никак не представлено в культуре: никто не обязан знать о нем или принимать его во внимание, чтобы не показаться невежей; ни с кого не спросят, если оно будет проигнорировано Когда речь идет о мужчинах-писателях, то их критикам или политическим противникам обычно приходится считаться с опубликованными ими работами. На девушек это правило не распространяется. Одна защищающая порнографию «феминистка» опубликовала статью, в которой заявила, что я выступаю против абортов. И это несмотря на десятилетия работы за право на аборт и членство во многих про-чойс группах. Никто даже не потрудился проверить ее заявления; издание также не захотело разместить опровержение. Твои опубликованные работы ничего не стоят, как ничего не стоят и годы твоей политической жизни.
Collapse )